Непутёвые заметки

25.01.2008

Мои рисунки

Виноград – первая акварельная проба. Конечно акварельной техники здесь практически нет, но кое-где всё же немного получилось: когда рисовала последние (нижние) виноградины, немного удавалось с помощью воды смешивать краски и делать мягкие переливы цветов. Как это удивительно – рисовать водой!

На моём рисунке только фрагмент, одна деталь из большой картины, которую воплотить так и не удалось. (И не удастся. Потому что терпеть не могу возвращаться к брошенным сюжетам. В голове уже кипит новое, а старое кажется неинтересным и скучным.) Поэтому на первый взгляд он может показаться странным – и цвет, и непонятно откуда взявшиеся блики, и странный чёрный фон. Дело в том, что на самом деле эта гроздь лежит на серебряном блюде, в лужице воды (что очень красиво!). Но ни блюдо, ни вода совершенно не получились. Мало того – безнадёжно испортила лист... Я в таких случаях обычно очень жестоко расправляюсь с подобного рода неудачами – попросту рву рисунок на две части, потом на три, потом на четыре... (с глаз долой, из сердца вон!). Но тут как-то рука не поднялась, жалко стало. Закрасила фон чёрным, оставив всё как есть. И не смотря на провальные неудачи – рисунок этот нравится. Больше того, он мне дорог – как воспоминание о папе.



К сожалению, акварелью больше не рисовала – сложно, нужно очень-очень многому учиться. С пастелью как-то всё проще и понятней. А ещё, для меня сейчас крайне важно то, что от пастели можно оторваться в любой момент (без ущерба для рисунка), а от акварели нет. Высохнет – и переделывать придётся.

Тюльпаны. Всегда рисую с любовью. Но эти цветы рисовала ещё и с беспамятным восторгом – после долгого, в несколько лет, творческого голода, выплеснулось всё накопившееся во мне желание рисовать. Поэтому такая кропотливость и трепетное внимание к деталям. Желание рисовать было настолько сильным, что мне было даже не важно чем я рисую. И сейчас сама удивляюсь – как такой пастелью смогла нарисовать то, что получилось. На данный момент имею несколько коробок с разными мелками, разные резинки, тонкие пастельные карандаши и кучу других разных штук. Тогда – только небольшой набор старой масляной пастели, к тому же прескверной: внутри мелка одного цвета могли находиться крупинки других цветов, и это непоправимо портило рисунок, особенно в светлых его местах. Старые мелки растирать было очень трудно, они просто скатывались под пальцами, и я пользовалась самодельными скрученными бумажками, разной величины и тонкости. Маленькие детали рисовала опилками (по-другому не получалось). А иногда просто накладывала их друг на друга, поэтому некоторые детали объёмные в прямом смысле этого слова и выступают из листа.



Это первый законченный пастельный рисунок. До него были только наброски.

Сухие цветы. О них уже писала, поэтому просто повторюсь.

Люблю их за невероятное перевоплощение и напряжённое состояние. На одном цветке, рядом друг с другом – одни лепестки изгибаются, скручиваются и извиваются в желании продлить себе жизнь, (такая боль..! такая надломленность..!), а другие, тут же, уже опустили в полной безнадёге свои листья. А в каком-то ещё теплиться жизнь. Белизна и розовость (у лилий) превратились в кровавый пурпур и мертвечинный сирене-фиолетовый. Откуда на прежде тёпло-белом полотне листка (а теперь пожелтевшем, как пергамент) проступают зелёные, синие и коричневые нити (высохшие вены)? Вообще, всё это вместе, напоминает застывший дикий предсмертный танец (где статика и движение едины). Мёртвый цветок, который застыл в борьбе за жизнь.

Вдохновилась тогда и увидела всё это в подсолнухах Ван Гога. Не в тех, которые живые и жёлтые стоят в вазе (у него их много), а в тех, которые огромные, уже разродившиеся семенами, на обрубленных стеблях, с пламенными пляшущими лепестками.

Вот первая попытка воплотить увиденное. Что сказать? – полное отсутствие умения рисовать фон и тени. И естественно не хватило листа, чтобы вместить цветки. И ракурс неудачен. Рисовала теми самыми старыми мелками – белый ни за что не хотел ложиться на слой того, что было. Уродство. Смотреть и стыдно, и больно одновременно.



На этом история с масляной пастелью закончилась, сейчас рисую только сухой. Использую Faber Castel и Conte. Conte очень люблю – тонкие крепкие мелки, ими удобно и легко рисовать буквально всё! И можно накладывать столько слоёв, сколько хочешь – верхний всё равно будет самый яркий. (Спасибо Лёшиной маме за такой чудесный подарок). Faber Castel рассыпчатая, она не так хорошо втирается в бумагу и ложится слоями. К тому же, сделала неприятное открытие, разочаровавшее и огорчившее меня – несколько месяцев не трогала коробку с этими мелками, а когда открыла, увидела, что некоторые из них поменяли свой цвет. Не полностью, а только верхний слой. До этого, "превращение" обнаружила на рисунке – пятна цвета топлёного молока превратились в откровенно рыжие. Я была в шоке. Вот с таким сюрпризом оказались карандашики.

Попытка вторая. И хотя тут гораздо меньше (а то и вовсе нет) динамики и движения, в чём-то она гораздо более удачная. (Рисовала Faber Castel и обычными цветными карандашами).



Белка. Это был урок рисования с Машей. Она выбрала фотографию понравившегося ей зверька и мы вместе, каждый на своём листе, принялись рисовать его. Иногда я делала это со спящей Эскариной на руках, поэтому как вышло, так вышло. Моя белка не по сезону упитанная, но реальный её размер маленький (как и у винограда) – в пол обычного альбомного листа.




Ярлыки: , , ,

13.01.2008

Eskarina Filia Lucia

Запала в душу фраза Цветаевской Сонечки: "Как можно дружить с женщиной и не знать сколько зубов у её ребёнка?" И действительно – как? Кому интересно, рассказываю – у Эскарины сейчас шесть зубов, два нижних и четыре верхних.

Справили годик, скромно, в домашней обстановке, но весело. В этот день наша именинница проснулась в 10.00 вместо 7.30-8.00. Была такой милой, такой сладкой...



ах, как не хотелось отрываться от неё к домашним делам..!

Эски праздник почувствовала не меньше нас – беселилась (как любит говорить Натан) и пировала! А как залихватски вытанцовывала – щёки так и тряслись! (Её танцевальные движения: раскачивание, приседание, задирание ног и выписывание кистями рук затейливых кренделей).

Ждёт пирог:



Очень трепетным и волнительным был момент задувания свечки. Участвовали все: и мы с Лешей, и дети – показывали, как нужно дуть. Сила коллективного разума сработала – свеча была задута! (Но, тут конечно и недельная, совместная с папой тренировка на ханукальных свечах не прошла даром). Это событие было встречено взрывом радостных криков, таких бурных (буйных), что Эски даже испугалась поначалу. Но потом поняла, что всё в порядке, тоже обрадовалась и принялась отщипывать кусочки от пирога. А Натан поедал его и прикрикивал: "Эски! С днём рождения! Эски! С днём рождения!"



Пирог – это наша семейная традиция. Готовит его всегда Лёша, по собственному рецепту. Дети конечно помогают. Натан в этот раз "хорошо" помогал: так увлёкся формой для выпекания, что случайно, незаметно для нас, открыл её, пока Лёша перекладывал туда тесто. Хорошо, что вовремя заметили!



Эски учится за один раз – смотрит и сразу же повторяет. Функциональная – использует предметы строго по их назначению. Музыкальная – поёт, играет на всех имеющихся в доме инструментах – губной гармошке, флейте, скрипке, гитаре, пианино. Ещё любит перекладывать одежду в шкафы с места на место. Это наследственное... – у нас вещи кочуют по дому в поисках идеального для них места. В вечных поисках...

Есть в Израиле такая шутка, и в ней не доля, а гораздо больше правды: "Знаете, какое первое слово у израильских детей? – БАМБА" (для тех, кто не знает – Бамба это кукурузные палочки с арахисовой пастой). Эски до такого безобразия ещё не дошла, первое её слово было "МЫМА" (не очень красиво, но всё же приятно). Но как-то занимаясь своими делами, почувствовала, что Эски дёргает меня за штанину, опускаю голову и вижу – стоит мои ребёнок с большущим мешком Бамбы и кивает головой. Кивает – значит просит. Такой способ у неё. Кивает всегда отчаянно, не жалея всех своих недюжинных (!) сил (как будто вопрос жизни и смерти решается) – запрокидывает голову назад, а потом в грудь подбородком бьёт, даже губы хлюпают. Выглядит при этом очень комично, потому что вид у неё совсем не просящий, а скорее соглашающийся – милостиво так, по-королевски, и не съесть, а – отведать. И надо сказать, что отведать чего-нибудь (неважно чего) она всегда не прочь – не было ещё такого, чтобы кто-то ел, а она бы не захотела присоединиться. Хочет, всегда, и всегда шумно даёт об этом знать. Тоже наследственное, но на этот раз не в меня, а в Машу.

Как-то Лёша резал яблочка для Натана, а я с Эски мимо проходила. Эски яблоко увидала и закричала от восторга!: Хи-йа! Но когда поняла, что я вообще-то совсем в другую сторону от яблочка иду, и ей не достанется, завопила своим сильным голосом: "Э! Ээээээ!" (не проносите мимо! без яблока не оставьте!) И головой закивала.

Увидев салфетку, хватает её и принимается вытирать губы или нос. Сморкаться она конечно ещё не умеет, но со стороны это выглядит и звучит очень даже правдоподобно.

Обожает забираться в ящики для игрушек, вообще во всяческие ёмкости, и их размеры (какими бы они ни были) её совершенно не смущают – однажды пыталась залезть в игрушечную печку. Очень негодовала и возмущалась, когда кроме своей пухлой ноги ничего больше впихнуть в неё не удалось.

Одно время бегала по дому с круглой табуреточкой, крутя её как руль. К сожалению, сейчас она этого удовольствия лишена, потому что научилась в одно мгновение забираться на неё (и на все детские стулья, которые сейчас мирно лежат в манеже), а забравшись – раскачиваться со страшной силой. И ведь знает, что нельзя – потому и поворачивается сразу в мою сторону, визжит и смеётся. А может это она надо мной смеётся, над тем, как бросив все дела, перепуганная бегу к ней..?

Последние пару недель ест, сидя на своём стульчике, и это большая радость для меня – ведь это 15 минут, не скажу свободного, по крайней мере спокойного (хотя тоже относительно) времени. И радость для нас всех – так приятно всей нашей, такой уже не маленькой, семьёй за столом собираться!

А до этого Эскарина кушала сидя исключительно на кухонном столе – где много интересного и в другое время недоступного. На стуле ей было невыносимо, нестерпимо скучно, ведь она без дела ни минуты не может! Даже перед тем, как к груди приложиться, обязательно прихватит с собой какую-нибудь вещицу. Однажды дом игрушечный "прихватила" больше себя размером. Было до слёз смешно смотреть как она, не отрывая взгляда от груди, кряхтя тащила его за собой.

Надо сказать, что не только на стуле своём сидеть не любит – она вообще сидеть не любит. Если Эски нужно сидеть – это адские муки, для всех... Какие концерты она в машине устраивает во время наших, по понятным причинам, не долгих и не частых поездок!

Прекрасно ходит. Думаю, что скоро бегать начнёт. И прыгать, потому что попытки уже были.

Строит башню из нескольких кубиков, с большим удовольствием возит машины и сама катается на них, рисует, рассматривает книжки, показывает, если что-то особенно понравилось, кормит пупсиков и мишек, пытается собирать пазлы.

У каждого нашего ребёнка был период, когда уже хотелось быть самостоятельным, но пока ещё не получалось. Между криками "помоги!" и "сама!" ("сам!") я только успевала протянуть руки в помощь и убрать их. Тоже самое начинается у Эскарины: хочет пить, например, а бутылку удержать не может и только попробуй помочь – сразу с криком швыряет её на пол. Вот и вчера полетела... Но умилило то, что пока я вытирала лужу, Эски сама сняла мокрые носки и принесла с полки чистые топки для себя.

Эски вообще по духу солист, никаких видов ансамбля не признаёт и не терпит. Сели как-то вместе за инструмент, Эски обрадовалась и сразу же принялась барабанить двумя руками по клавишам. Мне, в такие минуты, не остаётся ничего другого, как быть участливым наблюдателем. Но в этот раз перед нами оказались ноты Моцарта. Раскрыла – Трио си минор. Руки так и потянулись к клавишам... Не удержалась и заиграла. Эски бросила на меня недовольный взгляд и стряхнула мои руки с клавиатуры... Я опять заиграла. Эски опять стряхнула руки. Я сделала ещё несколько попыток, после которых Эски вновь бросила, на этот раз уже гневный, взгляд, захлопнула ноты и принялась музицировать дальше. С тех пор, играть вместе с ней не решаюсь больше.

Играет и поёт:



Слова: "мама" – произносит строго и по-деловому. Иногда сосредоточенно выдувает из слюней пузыри на этом слове, тогда получается "мооо-ма". Использует его только по делу – когда подкрепиться молочком хочется. "Папа" – мурлычет тонким нежным голоском. Любит ходить по дому и распевать песенку "папа-папа!", шутливо дразня Лёшу. Ещё есть "па-ба" сокращение "папа бай". "Татан" – Натан. "Бати-бати" – ботинки. "Путето" – вот это, когда вертит в руках какую-нибудь вещицу или показывает на что-то. А когда не знает как сказать, но эмоции переполняют, то как первобытный человек: "Э! Эээээ!" Вообще говорит громко, очень многозначительно и важно, если стоит при этом – то чуть присев и подавшись вперёд: "А-бдя-бдя!". Если ни какого ответа на своё высказывание не получает – хорошенько даёт по лицу и с совершенно невинным видом мило продолжает дальше. Глотка у неё мощная, когда кричит – уши закладывает. Ну что тут скажешь – Израильтянка..!



Писала по-английски её имя и сделала опечатку – вместо "n" нажала "h". Получилось Эскариха.

Эту запись, и две предыдущие о Маше и Натане, хочу объединить словами Цветаевой: "Матерям остаются в любовь вещи, разлюбленные сыном".

В моём случае не только сыном. Деточки мои, люблю всё, что вам дорого сейчас, что потом может быть забудете. И счастлива, что почти всегда эти радости с вами могу разделить. (Помню, как первый раз оставив детей с бабушкой, отправились гулять с Лёшей, и как вдруг, увидев трактор, мы безумно обрадовались и одновременно стали показывать его друг другу. Мысленно – всегда рядом, даже если разлука недолгая). Рада, что многие мелочи, столь дорогие сердцу, благодаря этим записям никогда не забудутся. Не сомневаюсь, что повзрослев и изменившись, вы с большим удовольствием будете читать их.

Ярлыки:

01.01.2008

Ирония судьбы. Продолжение

Фильм – забавная милая безделушка, подобная тем, о которых забываешь, стоит только отвести взгляд. Но что-то мешает вот так просто взять и забыть. Что же? То, что это не просто фильм, а продолжение. Продолжение фильма, ставшего традицией (уже больше чем тридцатилетней!). Но вышла пародия на продолжение, классика в современной обработке (чего в природе не существует).

И не это горько. А то, что получившаяся пародия – есть наша сегодняшняя правда: поверхностная, нелепая, из ничего в никуда – жизнь в которой жизни нет, сплошная суета.

...некоторые тогда и начинают жить, когда пора кончать. А если тебе это кажется удивительным, я могу удивить тебя еще больше: некоторые кончают жить, так и не начав.


Последняя фраза точно про нас, хотя ей уже несколько тысячелетий от роду (цитата из письма Сенеки). Да, не то продолжение. Но другого быть и не могло, потому что другое мы дать не могли. Не стоит возмущаться и ругать фильм, стоит вдуматься и всмотреться – в нём отражение нашей жизни, нас самих.

Многое в фильме символично. На примитивном, общедоступном уровне. Но один момент запал в душу, для меня он более значителен и символичен чем остальные: Ираклий дарит ребёнку свой телефон. Это ужасно. Ведь его разбить было нужно, а не ребёнку – с верой в Деда Мороза – вручить. Чего нам ожидать от подрастающего поколения?

В том фильме были характеры, в этом их нет. В поступках тех героев была логика, а здесь её вообще нет – ни в чём: ни в сюжете, который за уши притянут, ни в действиях героев, ни в их словах. Неужели так важно было именно в тот момент мчаться за кольцом? Или на крышу лезть? Столько драматизма из ничего.

А там, где пытались сказать о вечном – вышло пафосно и неестественно. Эти фрагменты (монолог Евгения в лифте, например) просто вываливаются из картины. Да и не веришь им, ведь на словах одно, а на деле: жизни мимо, врозь – разве это счастье?

Очень резанули слова Надежды-младшей, брошенные в момент выбора "принца" – "мне всё равно". Как всё равно?! Как из этого "всё равно" могла потом вырасти финальная фраза фильма?

Верю в случайность. Но не хочу верить в такую продуманность – заведомо обманную, холодную, притворскую. С чего началось? – с обмана. Чем закончится? – обманом. Сами себя обманывают. А между обманами – суета. Не понимаю, когда тут можно успеть влюбиться, если даже наедине герои фильма практически не были. Где то совместное одиночество, из которого чувство рождается? В этом не то что логики – реальности (жизни, которой веришь) – нет. Герои этого фильма – не сомневаюсь – расстанутся. Но не герои первого. Ведь всё о чём выше сказано – мелочи. Это можно просто не принимать всерьёз. Самое обидное, горькое, не понимаемое и не принимаемое это то, как обошлись со всей историей любви, с её исходом, таким разрывом – поставив под сомнение весь первый фильм, всю его суть.

К. Эрнст:

Последние несколько лет одной из наших задач стало возвращение россиян в кинозалы.


Чем возвращаете? Чем этот фильм, по большому счёту, лучше американского? О каких ценностях он говорит?

Не потому что мы собираемся увеличить число зрителей картины, просто чтобы большинство россиян сходили. Для многих мотивом пойти в кино является продолжение фильма ...


Вот и получилось продолжение ради продолжения.

Мы решили потеснить американцев. Вернуть соотечественникам такое удовольствие, как кино.


Да уж, потеснили...

Это просто история про другое. Я увидел жуткое качество, синюшные лица... То, что вы скачаете из интернета, отношения к фильму не имеет.

В кинотеатрах мы поставили машинки, которые создают запах.

Вы качайте всё, что хотите. Но это совершенно не тот фильм. В этом фильме много нюансов помимо звука, света, цвета... не обворовывайте себя. Если вы пойдёте в кино, вы поймёте, что я не рекламировал фильм, не обманывал вас, просто кино делается для кино. Все остальные способы использования ущербны. Надо есть свежую и здоровую пищу ...


Согласна. Я за то, чтобы слушать живую музыку в концертном зале, за то, чтобы смотреть фильмы в кинотеатре. Понимаю насколько эти вещи (по многим параметрам) несопоставимые – звучание живой скрипки, например, и пусть даже самая качественная её запись. Но в данном, конкретном случае – чем "обворовывать"? Спецэффектами и прочей бутафорией? Они не спасут, потому что, даже насладившись запахами, объёмным звуком, сочностью цвета – мнение осталось бы таким же. А что, наслаждаясь старыми чёрно-белыми фильмами, мы тоже себя обворовываем? От Яковлева – дрожь по телу в любом его проявлении – и в чёрно-белом и в цветном. И ни запах, ни цвет лица тут никакого значения не имеют. Не это мы помним и любим, не это вызывает восхищение и трепет. Важна суть, а если её нет, то ни к чему и весь этот карнавал.

Фильм с такой нелепой печатью времени: "увековечили" Путина. А реклама... Ругать можно только за подобные цели:

Мы находились с "Билайном" в спонсорских отношениях. Мы предложили войти некоей суммой денег в производство фильма. И они, посмотрев сценарий, согласились. Что касается майонеза "Кальве" – да, это действительно распространенный майонез. Многие люди, заправляя новогодний оливье, пользуются этим майонезом. В мире существует большое количество брендов. Можно стыдливо прятать, чтобы нельзя было прочитать, что это за товар. Но мы сделали это открыто. Кроме этого, если в России кино не будет делаться на реальный экономической основе, никакого нового русского кино не будет.


Геройский поступок. Но это не "открыто". И даже не откровенно... Это кричаще бесстыдно, до полного безобразия. Так неумело, так напичкать фильм рекламой. Закрадывается вопрос – люди какой профессии снимали это кино? И смешно, и грустно, и гнусно... Попытка возродить доброе старое русское кино явно не удалась. А в общем – что хотели, то и получили. Да здравствует новое русское кино!

Ярлыки: ,


-->

Подпишитесь на каналы
Сообщения [Atom]