Непутёвые заметки

23.12.2008

Елена Фролова "Моя Цветаева"

Елена Фролова "Моя Цветаева"

Нищенствует душа. Который месяц, который год. Живу - не дыша. И от этого даже не больно. А может и вовсе не живу? - бреду сквозь дни, в полном бессилии и равнодушии.

Не думаю, не жалуюсь, не спорю.
Не сплю.
Не рвусь
ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,
Ни к кораблю.

Не чувствую, как в этих стенах жарко,
Как зелено в саду.
Давно желанного и жданного подарка
Не жду.

Не радует ни утро, ни трамвая
Звенящий бег.
Живу, не видя дня, позабывая
Число и век.

На, кажется, надрезанном канате
Я - маленький плясун.
Я - тень от чьей-то тени. Я - лунатик
Двух темных лун.

Поняла, и так ясно увидела, что потеряла себя, растратила - на быт, житейские мелочи и заботы. Как никогда раньше, почувствовала пустоту внутри - кто и что я сейчас? Как никогда раньше ощутила силу жажды. К жизни? Нет. К ней обратное - полная и сознательная атрофия: из тела и из мира - прочь! Жизни души хочу. Полного уединения и отрешения в ней. Не просто напиться - нырнуть с головою, всем своим существом утолить жажду. А потом - самой стать потоком, жилой, из которой хлещет. Дать напиться собою - вечная моя страсть! Того состояния хочу, когда всё тело эхом отзывается на дрожь сердца, заглушающую шум дня; когда день - мимо. Когда до само- и всего-забвения головокружительное чувство любви и полнейшей отдачи. Когда чуткость всепроникающая - до основ и больше - до тайны! Когда себя нет, а только слух, сплошной острейший слух души. Вот моя "музыка". Как давно она не звучала. Как давно - я - не звучала.

Но иногда происходит что-то удивительное, похожее на сон, только ему обратное - когда улетаешь не засыпая, а наоборот - пробуждаясь. Тогда чувство невесомости и пустоты под ногами реальнее всех реальностей, тогда ощущаешь себя "во весь рост" и тогда заливает тебя это странное, удивительное, сказочно-печальное, но сияющее чувство, с которым свысока созерцаешь вечную суетливую забаву - земную жизнь.
Что пробудило? Музыка, прервавшая бесконечную череду рутинных серых будней. В тот памятный вечер слушала Елену Фролову, её песни из альбома "Моя Цветаева".

Что чувствует человек, собираясь слушать незнакомые песни на стихи любимого поэта? Чего ждёт от них? К чему себя готовит: принять или сопоставить (признать-отвергнуть) со своим? (Просто интерес, в данном случае, исключаю - это чувство вне любви). Мне хотелось только одного - услышать в песнях Марину. Мою Марину, часть которой есть часть меня самой. Искала соответствия своему чувству и знанию - полного. Посему всё остальное - исполнение и даже само музыкальное воплощение, имело второстепенное значение.

И сразу, с первых слов - удар. Голос Елены: низкий (виолончельный), звучащий отстранённо и просто, иногда улетающий в тончайшую звенящую высь, но, и на гребне чувств - внутренне ровный. Ранила именно эта ровность, не с губ сходящая, а из глубины сердца. Через это звучание почувствовала то, что знаю в Марине: силу и твёрдость её спартанского духа, её неизбывную тоску, её неземную нежность, словом - тот её определённый душевный строй, так верно и правдиво найденный Еленой.

Слушала песни весь вечер. Соответствие есть, но и столько разных, непонятных чувств клубилось внутри одновременно с этим, осознать и постичь природу которых, в тот момент, не было ни желания, ни цели, ни даже возможности - эмоции затопили во мне всякую способность мыслить. Однако из всей этой разноголосицы чувств отчётливо были слышны вот какие: радость от созвучного (моё!), и чувство недоумения, как будто смотришь на что-то странное и чуждое.

Ночь - колдует, день - снимает чары: всё прояснилось, встало на свои места. Включилась голова и музыкальные уши, музыкальное сознание. И теперь, чем больше слушала, тем больше понимала причины своего недоумения. Вот она - неполнота соответствия: то, что имело второстепенное значение, играет теперь важную роль.

Первое: манерность пения. Она противоречит и сбивает с верно найденного звучащего строя. Нарочито грубоватое затягивание и выделение отдельных слогов в словах ломает грань между силой эмоциональной выразительности и пошлостью. Грань эта тончайшая, и чтобы не сходить с неё - необходим слух, способный уловить малейшую эмоционально-интонационную фальшь, малейшее нарушение унисона между слышимым внутри и произносимым вслух. А в данном случае, вместо предельной душевной собранности и настороженности - небрежность, я бы даже сказала неряшливость. Манерность - незамеченная случайность (недоработанность) или не замечаемая уже привычка? Но поскольку это не сплошь, а только местами, хочется верить, что случайность - исправимая. Как бы там ни было, к Цветаевой это никакого отношения не имеет. Да, голос её мог звучать жёстко, резко, даже грубо, но он был чист от излишества преукрас и преувеличений. Потому что всем свом существом (и духом, и телом) Марина - отторжение и протест любому проявлению манерности:

"...мое дело - срывать все личины, иногда при этом задевая кожу, а иногда и мясо".

(А чем же ещё, как не личиной является манерность? Внешнее сокрытие внутренней пустоты. Это не о Елене, это просто мысли вслух).

«Господа, если бы я была женщиной...»
- Итак, я никогда бы не стала красить губы. Почему? Некрасиво? - Нет, очаровательно. Имморально? - Не люблю этого слова, следовательно - и понятия. («Безнравственно» - так же скверно!)
- Просто каждый встречный дурак на улице может (и в праве!) подумать, что я это - для него, а я, любя улицы, ненавижу дураков и, когда им нравлюсь, глубоко-унижена.
(...) И потом, мне обидно, что кто-н<и>б<удь> сможет подумать, что я себе - так - не нравлюсь.
И потом это мне просто не к лицу - ни внешне не внутренне - ни к моей веселой auslerite {строгости (фр.)} (прилагательное так же важно, как существительное!), ни к моим строгим чертам средневекового послушника, не к лицу всей мне, нежной (и внешне и внутренне!) только по краскам, но строгой в основе.
Не к лицу».

Вернусь к музыке. Есть элементарно непрофессиональные моменты, не критичные, но доходящие до смешного. Например, в стихе одной из песен друг за другом идут слова - упаВШИх, не встаВШИх, перекочеваВШИх.То, что выделено в тексте, в песне поётся откровенно-шипящим, затяжным звуком. Получилась песня о "Вшах".

Второе: кое-где есть звучание, совсем не Цветаевское. Песня "Сад" - сплошь долгий, нудный, скучнейший вой. Уныло всё, жалобно и страшно надоедливо. Схожего настроения песня "Писала я на аспидной доске" - но это промах двойной: не только мимо Марины, но и совсем мимо стиха.

И последнее - сама музыка. До боли избитые мелодические обороты и гармонии. Развитие в большинстве песен ограничивается многократным повторением музыкальных фраз на тон выше - тоже метод конечно, но ведь не единственный. Что происходит: напряжение растёт, а выхода не находит, приводит в никуда. Тогда зачем оно? Некоторым песням не хватает органичности и цельности: то музыка вдруг неожиданно обрывается, практически после самой кульминации, то вдруг звучит инструментальный проигрыш, совершенно не связанный с общим настроением и содержанием (такой, например, удивил в песне "Магдалина").

Всё это - швы. Грубые и неумелые. Неприкрытая очевидность труда, вымученность. Или не-труда, а с ходу записанного, любительская наивность. Не это из музыки должно вставать после глубокого вслушивания. Не ноты и не звуки, и уж тем более не швы. Это принять не могу. (И особенно в случае любимого!)

В искусстве должно восхищать совершенство: такая вещь, которая непонятно (уму непостижимо) как сделана; не веришь, что она вообще сделана. Как будто её и не создавали, а сразу воплотили в том идеальном виде, в котором она существовала ещё до того, как родилась в этот мир - сокрытость, тайна труда. Её (вещь) сначала нужно в себе услышать (или увидеть), потом - воплотить. Воплотить - это труд. Услышать - дар.

Прочла статьи, где пишут о мировой славе Елены, о её виртуозной игре на гитаре, о высоком уровне музыкальной культуры. Зачем так громко? К чему писать о том, о чём нет представления? Ведь песни не совершенны именно в музыкальном отношении - как в композиторском, так и в исполнительском. Возможно это потолок - всё, на что Елена способна, а может быть она ещё вырастет и придет к соответствию между поэтическим чутьем (в её случае глубоким - наличие дара слышать) и музыкальным: сможет в совершенстве воплотить то, что чувствует.

Слишком сложный, заумный подход к бардовской песне? Может быть. Но есть простота, а есть банальность. Но Марина и от самой простоты безмерно далека.

Ярлыки: ,


-->

Подпишитесь на каналы
Сообщения [Atom]