Непутёвые заметки

12.03.2008

Три истории о женской "любви" к насекомым

Почти каждое лето моего детства проводила в Узбекистане, в доме бабушки и дедушки. Какие солнечные, волшебные, беспечные это были дни..! Большую часть времени играла в саду. Сад был чудесный – с розами, виноградами, абрикосами, сливами, гранатами, яблонями. Единственное, что омрачало (а часто и прерывало) мои игры – были насекомые, в большом количестве населявшие его: огромные кусачие муравьи, всевозможные летающие, прыгающие и просто ползающие жуки, гусеницы и пауки. Не любила их не потому что было страшно, а потому что было противно. Но по-настоящему боялась только одного-единственного существа – богомола.

Которого, кстати говоря, никогда и не видела, а знала только из страшных (как сейчас уже понимаю, совершенно абсурдных и не имеющих ничего общего с правдой) рассказов взрослых, и представляла его себе толстой, огромной (размером с крупную мышь) саранчой, с ужасными клещами, как у краба.

Потом дом продали. Не стало больше ни сада, ни роз, ни огромной веранды, ни двора с топчаном. Больше десяти лет не была в Узбекистане. О нём остались только нежные воспоминания. А богомолы и вовсе забылись.

Полтора года назад приехали в Израиль, и с удивительной силой вновь увидела и почувствовала – тот же знойный воздух, ту же землю – высушенную, вызолоченную солнцем и покрытую пылью, те же пейзажи за окном машины – пустынный горизонт уходящий вдаль, пески, стада пасущихся овец и верблюдов, тот же удивительный цвет неба на закате – тёплый песочный пепел, переходящий в сизо-сереневую розовую дымку (глаз не оторвать, а на сердце – умиротворение и тоска), а днём ослепляющее солнце и бескрайняя, без единого облачка, синева над головой. (Можно назвать одним словом – Восток). Всё это вместе, давало потрясающее ощущение тех самых далёких, безвозвратно ушедших летних каникул.

И всё здесь так же прекрасно, как в том моём детском саду – море зелени, цветов, фруктовых деревьев. И всё так же мне омрачают жизнь насекомые... Но это не те обычные жуки и тараканы, которых привыкла видеть. Это УВЕЛИЧЕННЫЕ жуки и тараканы. Израильские.

История первая

Когда жили в Москве, у нас с Лёшей была чудесная традиция – прогулки по ночам. Приехав сюда, решили эту традицию возобновить – не хватало её очень. И одной тёмной южной "ночечкой", хотя точнее будет сказать поздним вечером (потому что детей тоже пришлось взять с собой), отправились мы на долгожданную прогулку. Эскарина должна была уснуть в коляске, Маша с Натаном выплеснуть остатки (неугасаемой) энергии перед сном, а мы с Лёшей спокойно поговорить. Пришли в парк. На дворе лето, июнь месяц. На часах одиннадцать. На улице баня: духота, абсолютное отсутствие даже какого-либо намёка на возможное существование ветерочка и – влажность. Но не просто влажность. Её видишь, как пар, вдыхаешь, как воздух, рассекаешь телом, как толщу воды. Естественное природное омовение – хочешь ты того или нет. В общем, идём мы с Лёшей (или плывём) – мокрые, в мокрой одежде. Дети тоже мокрые, покрытые слоем прилипшего к телу песка. Эски пока еще без песка (поскольку бегать не умеет), просто лежит в коляске, звёздами любуется, засыпать собирается.

Но не одним нам пришла в голову идея о вечерней прогулке. Солнце, скрывшись за горизонт, дало возможность выйти на поверхность земли тем, кто не переносит его палящих лучей, ну или просто не любит свет. И как оказалось, таких много... Ночная жизнь просто кипела: целые оркестры сверчков прятались в кустах, заставляя листья вибрировать от шумной трескотни и наполняя парк удивительными, экзотичными звуками. Под ногами суетливо бегали жучки и паучки. Тараканы же, целыми семьями – от мала до велика – спокойно, с достоинством прогуливались по тротуару. И это были не просто тараканы, это были Большие Израильские Тараканы. (Хорошо, что я сверчков не видела!) Глава семейства размером с детскую игрушечную машинку. А вместе с усами – в два раза больше. Когда, забравшись ночью в дом, такой тараканчик где-то рядом пробегает по каменному полу – можно услышать стук от его высоких ножек.

Какое счастье, что я близорука и в тот вечер не взяла с собой очки!

И если бы испытания ограничились только пространством земли! – в воздухе кружились стаи мошек, бабочек, мотыльков. И это были не просто мотыльки, это были Большие Израильские Мотыльки. Однажды смотрели с Лёшей передачу о животных. Показывали дикую кошку, которая ночью выходит на охоту за молью и мотыльками. Я ещё подумала тогда: ну как это – дикая кошка, хищница, а ест каких-то мотыльков? Как можно насытиться жалкими насекомыми такому зверю? После нашей прогулки поняла – очень даже можно. И много для этого не нужно.

Не знаю как дети и Лёша, мне, честно признаться, было уже совершенно не до них, я подпрыгивала и отбивалась каждые несколько шагов (понятное дело, что не молча). Через 15 минут мы вернулись домой. Лёша отправился мыть детей, а я укладывать спать разгулявшуюся Эскарину.



История вторая

Вернусь к богомолам и скажу, что Израиль не только напомнил о моём детстве, но и дал возможность увидеть вживую этих существ.

И интересно, почему этих насекомых так странно называют – богомол? Бого – мол. Тот, который богу молится? Но связь между этим существом и "богу молится" – немыслима была для меня даже тогда. Скорее "мол" от "молоть", (своими страшными клешнями перемалывать добычу). Но тогда почему "бого"? Непонятно...

И одно дело видеть их сидящими, например, где-нибудь на дереве. Но совсем другое – оказаться с ними в одной комнате, что со мной и случилось.

Подхожу к окну, протягиваю руку, чтобы закрыть его, и чуть не натыкаюсь на сидящее на стене зелёное огромное лапистое нечто... Обмираю – богомол... Сидит и шевелит своими конечностями – медленно, каждой по очереди – премерзопакостнейшее зрелище. Дрожащим голосом сообщаю детям о том, что у нас в доме гость. Они, разом бросив все свои дела, радостно примчались на кухню.



Самое для меня страшное – если эта гадость окажется летающей... Ведь если она вздумает лететь, то непременно, непременно прямо на меня. Поэтому все вместе, дружно отправились выяснять, на что способен разъярённый богомол: я – звонить Лёше, дети – читать свою энциклопедию (каждый раз открывая её, они долго любовались нарисованным в ней богомолом и много расспрашивали о нём). Как выяснили – не кусается, летает только в редких случаях, но прыгает, дети ещё уточнили, что вертикально. Понятно – не кусается, но прыгает. Лучше бы – кусался, но не шевелился...

После, началось обсуждение всевозможных тактик нападения и способов уничтожения. Самый обычный, привычный для многих метод – тапком. Но только не для меня, по той простой причине, что ни разу ещё не был удачным. Брезгливое отвращение к насекомым даёт страшную силу, но напрочь убивает во мне всякую меткость – я безнадёжно промахиваюсь с расстояния десяти сантиметров. Поэтому пришлось придумывать другие методы, более действенные и изощрённые.

Итак, способ первый. Забрызгивание. Побежала в туалет за освежителем воздуха, но по дороге поменяла курс на ванную, решив, что освежитель может не принести желаемого эффекта, что надёжнее уж сразу химией. Радостно стащила с полки средство для чистки унитаза (убийственное, на мой взгляд для богомола) и помчалась на кухню. Пшикала долго, не скупясь, сопровождая действия воинственными двухголосными (а может даже и трёхголосными) кличами. На месте нападения образовалась большая пенистая лужа. А богомолу хоть бы что... – ползёт себе дальше. Одно порадовало, что не разозлился/испугался и не стал прыгать.

Способ второй. Кошконатравление. Притащили Бажену. Тычем её носом в огромное зелёное нечто с лапами. Но она, ожидая видимо чего-то другого (куска сыра, например, или мяса) упорно не хотела замечать ползающую вкусноту у себя за спиной и, ничего не понимая, только крутила головой. Ну что ж, осталась без свежего зелёного обеда.

Способ третий. (Последний) Запылесосивание. Из недр заваленного вещами детского манежа, на его поверхность была вытащена специальная длинная трубка. Приделали её к пылесосу. Включили. Больше всего боялась, что промахнусь – ведь он тогда может прыгнуть (на меня конечно). Поэтому предварительно были проверены мощность и сила тяги, а так же проведено несколько тренировочных маневров. После чего, трясущимися руками, навела дуло прямо на объект ловли. Господи, сколько мужества мне понадобилось, чтобы не выронить этой трубки, когда туловище богомола со стуком ударилось о её края... Но – свершилось..! Противник в ловушке. Для верности, ещё на несколько минут оставляю пылесос включённым, ну, чтобы подальше засосало, тщательно залепляю конец трубки плёнкой (чтобы пойманный не вылез), ставлю пылесос на место и спокойно иду закрывать окно.

История третья

На этот раз действие происходило в Петербурге. В зоологическом музее. И надо же такому счастью случиться – как раз в эти дни там была выставка живых насекомых.

Малюсенькая комнатушка, забитая аквариумами. В них – кишат черви, улитки, тараканы, ползают огромные мохнатые пауки, скачут кузнечики и саранча. Чем дольше на них всех смотрела, тем больше начинала чесаться (как будто по мне ползают). Вдруг, боковым зрением замечаю чёрную приближающуюся ко мне точку. Поворачиваю голову и вижу как она садиться на мою руку. Мысль, как вспышка молнии: какая-то ядовитая мерзкая тварь выбралась из аквариума на свободу. Я, издавая душераздирающие вопли, начинаю дико скакать между аквариумов и сбрасываю с себя куртку. Потом, не переставая вопить, принимаюсь отчаянно лупить себя со всех доступных сторон, чтобы её стряхнуть. Останавливаюсь. Медленно заливаюсь краской: оказалось – муха мимо пролетела.

Тогда было очень стыдно даже смеяться, ведь не на шутку перепугала половину посетителей выставки. Большей частью женскую конечно.

Ярлыки: , , , ,

19.10.2007

Фоторассказ

На прогулке в парке

Маша позирует.



Любительница лазить по деревьям. Натана учит. Скоро ещё кое-кто присоединится!



А это моя мама и два шалуна в коляске. Пока помещаются ещё...



Октябрь месяц. Пора собирать урожай!







Какое удовольствие - лежать под деревом и любоваться небом!



Вот оно – счастье!



А вот ещё одно!



Привет!



А вы умеете сворачивать язык трубочкой?



Чудо-Юдо-Куст.



Медуза..?



В профиль:



Вот ещё экземплярчик. Красуется на весь парк в гордом одиночестве.



Море, море...

Россыпи ракушек...



Однажды вот такие попались. Жили у нас два дня, потом вернули их "домой".





Эскарина была в полном восторге! Но купаться не стала. Гуляли с ней вдоль берега. Я собирала ракушки, а она их жевала.



Очень люблю эту фотографию:



Середина октября. Как же приятно и радостно осознавать, что в самый разгар осени где-то бывает вот так тепло. На столько, что можно загорать и купаться! И это где-то – здесь! Это рай!

Тель-Авив

Тель-Авив удивил своим количеством велосипедов, мотороллеров и собак.

Шедевральная фотография Маши. Здорово получилось!



Гуляем по улице Ротшильд. Приехали на выставку глобусов.



Один из экспонатов решили использовать прямо по назначению. "Хупа".



Эскарина напрочь отказывалась сидеть на руках. Топала всю дорогу и горланила песни, чем пугала прохожих. Потому что они поначалу никак не могли понять откуда доносятся эти душераздирающие звуки.



Шар, в котором "много Маш".



Привет!





Детская площадка в торговом центре. И незабываемый слон. Не размеры поразили...





Цветущий рай

В Израиле цветёт всё – трава, кустарники, деревья!





































Первая гроза. Лёша в этот момент ехал на машине и сожалел о том, что под рукой нет фотоаппарата. Зато у меня оказался! Расстояние не мешает думать об одном...



Ярлыки: , , , ,

13.10.2007

Попытка - ...тоски?

Скучаю ли по России? – Нет. Не скучаю. Разве только...

...по старым булыжным мостовым.

...по названиям: Борисоглебский... Остоженка... Сивцев-Вражек... Лубянка... – мой книжно-музыкальный мир!

..по фонарям, по узким переулочкам, где можно забыть, в каком веке ты живёшь.

...по ушедшим годам беззаботной юности, когда могла позволить себе роскошь провести целый день сидя, например, на скамейке у Патриарших, с блокнотом и книгой в руках.

...по рыжей осени. Здесь – зелёная, как и зима впрочем. Но белой зимы (снега) – не жаль. Даже наоборот, какой-то дикий, детский восторг охватывает от осознания, что там – холод, а здесь – тепло.

...по предновогодним заснеженным улицам, горящим суетливым ожиданием праздника. И странно, любила не сам праздник, а именно ожидание его. И почему-то так грустно и одиноко всегда было в эту искрящуюся ночь.

...по книжным магазинам – ах, как не хватает! Сколько раз оставляла там стипендию, всю – до последней копейки. Летела домой счастливая и готовая дать отпор маме, которая с порога ругала уже, что ни на кофточку, ни на туфельки. Сейчас практически что угодно можно достать в электронном виде, но... как не хватает со-прикосновения с бумажными листами: трогать и наслаждаться, с запахом: глубоко вдохнуть, уткнувштсь носом в саму середину (сердцевину) распахнутых белых крыльев. Удручает отсутствие книжной собственности, ощущения, что – целиком моё, везде моё, когда захочу моё. Электронный вариант – это просто текст. Книга – друг. Верный, безмолвный (но раскрыв...).

Но язык не поворачивается назвать всё это тоской по России. Это тоска по земле – той, по запахам земли – тем, по беззаботным годам юности (которые, надо сказать, закончились там, и тоска по ним началась ещё – там). Да и тоска ли это? По студенческим годам – может быть. Потому что хотела бы ещё раз прожить и почувствовать это упоение: свободой, предвкушением нового (каждый сентябрь так начинался), независимостью. Сейчас с тёплой улыбкой вспоминаю период юношеского максимализма, который сменился неудивлением и ровностью в отношении к окружающему миру. С каким трепетом в душе уезжала из Владимира в Москву! Бредила ею – во сне и наяву. Разочаровалась. И гуляя по улицам, так часто в голове звучали строки:

– Москва! – Какой огромный
Странноприимный дом!

Думала, это цитадель искусств, творческих людей. До этой цитадели нужно добраться, разгребая её под завалами хлама и мишуры. Юная была, наивная. Не это правит миром. Всю мою молодость мама говорила мне: "Какая ты дурочка! Веришь всем!" Я и сейчас верю, ни чуть не меньше, чем тогда. Не могу жить с подозрениями в душе – тяжело и противно как-то... Предпочитаю быть обманутой, чем самой обмануть. Обмануть в выгоду себе – какая мерзость и низость. И ещё: когда видела, что обманывают – самой становилось до онемения стыдно и неловко, как будто не они – меня, а я – их обкрадываю.

Часто слышу такую фразу: "Каким стал мир! Какими стали люди – жестокими, жадными, злыми!" Никакими они не стали, какими были сотни лет назад, такими и остались.

...они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...

Обыкновенные люди...

По самой России тоски нет. Ведь тосковать, это значит хотеть вернуться. Ни тоски, ни желания вернуться. Ни к российскому быту и свинству, ни к морозам и слякоти. Это осталось в прошлой жизни.

А в настоящей жизни есть жара. И сразу признаюсь: я её не переношу, я её прошу – остаться подольше. Не переношу, а превозношу – впитываю, удерживая в себе, запасаясь теплом на дождливые зимние месяцы. Но знаю, что не хватит! В первый же прохладный сентябрьский вечер буду грустить о том, что лето заканчивается. Я до жары – жадная. И до влаги жадная. Делаю шаг из холодной сухости помещения во влажный тёплый вечер. Рот рас-тя-ги-ва-ет-ся в несдерживаемой улыбке (до ушей). И именно вечер удивляет. Потому что тело отлично помнит, что вечер – это уже прохлада, что если ночью из дома и света – на улицу и темноту, то это холод. А здесь – наоборот! Люблю наоборот. Люблю жару. Люблю влагу. Люблю южное лето. За расслабленность: не нужно изощряться при выходе на прогулку, пытаясь захватить с собой одежду на все случаи перемены погоды. За уверенность: в долгих неделях, месяцах глубокой бездонной синевы и яркого солнца над головой. Летняя синева неба – с бирюзой, такая яркая и насыщенная. В детстве это моё воображаемое море, которого не видела – переворачиваю голову и смотрю на него (вверх ногами).

Нет ощущения чужого, экзотичного, неродного и далёкого Востока. Да и откуда ему взяться, если сама родилась в Узбекистане и все школьные летние каникулы, год за годом, проводила там. В Израиле новыми оказались только пальмы и море. Остальное знакомо и даже больше. Да, много любила в России, но и столько всего люблю здесь! Люблю белые камни города, розовеющие на закате дня. Люблю заход субботы – за тишину и праздничность, за дивные ароматы, которые по улицам рекой разливаются. Люблю неуёмное, круглогоднее цветение и зелень – деревья, как зажжённые волшебником фонари, по очереди, не переставая удивлять, вспыхивают яркими огнями: жёлтыми, сиреневыми, красными, белыми! Люблю здешнюю осень (хотя той и не хватает), когда не покидают (грустно), а прилетают перелётные птицы. "Ласточкина осень" (Лех!). Люблю кипарисы и розмариновые рощи. Люблю то, что детей здесь столько, сколько цветов – много, везде и повсюду, кружатся шумными стайками. Люблю тёплую палитру горизонта – розово-лилово-сизую, в нежной песчаной дымке. Люблю ощущение сада: огромные гроздья фиников, оливки и инжир в парке, мандарины и кумкват возле дома. Люблю птиц, не смолкающих ночью.

Не жаль того, что ушло, рада, что оно было – нет тоски в сердце, есть тепло воспоминаний. Нет чужого – родное не нашла ещё. Смогу ли? Ведь не причалить к берегу, остановиться, а кочевать с места на место, узнавая и впитывая новое, и – любить! Ведь столько всего ещё можно (и буду!) любить! (Чувство любви вытесняет чувство тоски).

И есть обратное: тоска по неизведанному, по тем улицам, фонарям, звёздам, камням, цветам, которых не видела – тоскую увидеть их! И – люблю!

Ярлыки: , , ,

18.09.2007

Яффо

Один на один с камнями. Древними. Тысячелетними. Хотелось остановиться и застыть, прикоснувшись к ним. Закрыть глаза и забыть про то, что время вообще существует. Голова отметала то, что видели глаза: вместо фонарей – огненные факелы, вместо джинсов – складки длинных одежд. Только кошек "переделывать" не нужно было, они такие же, как сотни-сотни лет назад. В древнем городе бродили древние кошки. Кроме них практически никто не встречался, только изредка (какая благодать..!). Камни и кошки.



Узкие улочки, как высохшие русла рек, разветвляясь на ступенчатые повороты, вьются в свободном непредсказуемом направлении и уводят к морю. Теснота улиц и высота домов – настолько, что кажется заслоняющей солнце и свет, смыкающейся над головой. Натан всё время твердил: "Мама, мама, мы в подземелье!"



Малюсенькие двери – не размером своим, а удалённостью от нас – так далеко в прошлом, что кажутся маленькими. Откроешь такую – где окажешься?

Камни, хранящие в себе прошлое. Похоронившие прошлое в себе. Заглянуть туда – не вернуться прежней – жуть! – отпрянула. Чувствую смерть.

Тёплые, рыхлые и шершавые стены. Круглые скользкие камни ступеней – стёртые, исхоженные до отполированного блеска. Отражающие и впитывающие в себя оранжево-красный туман заката. Камни и солнце.



Дыхание моря. Заливающего, затапливающего собою весь горизонт. Глухие удары колокола, пронзительная громкость молитвы, нежное и лёгкое звучание скрипки – голоса южного вечера заплелись в неземной красоты фуге. Молитвенный напев своей многовековой неизменностью заворожил и унёс в далёкое средневековье. Камни и звуки.


Ярлыки: ,

15.08.2007

Сафари

Поездка получилась просто великолепной! Остались довольны все – и мы с Лёшей, и дети. И (впервые!) развлекались не только Маша и Натан, но и Эскарина. Наконец все – трое! Все три маленькие головки, как цветочки, в разноцветных панамках, вертелись в разные стороны. Эскарина пищала и рвалась из рук возле каждой клетки (пока не спала и не кушала маму). Натан сыпал вопросами, а Маша умилялась пушистикам и малышам.



Эски особенно понравились яркие шумные попугаи. Машенька осталась верна своей страсти к лошадям и птичкам. А Натану очень приглянулись маленькие игривые обезьянки (капуцины) и бегемоты (вот уж не знаю чем – мы, кроме их торчащих из воды спин, ничего не видели). Своеобразный он ребёнок: примостился спать в машине, и папа пожелал ему увидеть во сне самое милое, самое доброе животное. "Кто тебе приснится, сынок?" – "Крокодил!" А может он у нас шутник просто?



Гуляем по зоопарку. Вот семейство горилл. В центре, лёжа на боку (словно читая газету после тяжёлого рабочего дня), развалился самец. Вокруг – бегают и суетятся самки. Смотря на него, невольно вспомнила Чуковского – да... действительно есть чем пугать! Огромный. Невероятно мощный. Неподвижный. Устрашающе спокойный. Он ловил апельсины, двигая одной только кистью, делая при этом минимум движений и даже не глядя на летящую к нему еду. Как, впрочем, и на тех, кто её кидал. Или глядя, но мимо – сквозь них. Явно выражая своё презрительно-пренебрежительное отношение к шумной толпе за забором.



Два мальчика, лет восьми, с отцом стоят возле клетки шимпанзе. Один из них громким шепотом, очень волнуясь, сообщает: "Пап, а мне кажется, что некоторые из них – даже девочки!" Откуда же возникли у него такие подозрения?

Дальше были орангутаны. Боже! Такого древнего существа я ещё никогда не видела! Морда, эта незабываемая морда, с ввалившимся беззубым ртом и плешью на макушке, количеством своих морщин напомнила мне гриб-сморчок. Шерсть, огненная, длинная орангутанья шерсть, была похожа на старинную свалявшуюся искусственную шубу, пролежавшую пол века на чердаке – выцветшую и пыльную. Увидев всё это, одно пришло на ум: рух-лядь. Бедный, бедный... Рядом со старичком сидел друг, или подруга, явно помоложе. Но здесь поразило другое – поза. Растёкшись на камне и склонив голову на бок, неподвижный орангутан, ковырял пальцем что-то (или ничего, что-то воображаемое). Туда – сюда. Туда – сюда. Как утомившийся от ожидания и скуки ребёнок. Такая безнадёга, такая запредельная тоска..! Бедные вы, бедные...



А ещё была черепаха. Большущая, больше метра шириной. Она подползла к ограждению, просунула морду между прутьев и...так и застыла, тупо пялясь туда, куда ей никогда, никогда не попасть. Мы уходили, а она всё стояла, и стояла, продолжая смотреть вдаль.

Жалко их всех. Тогда было весело, а сейчас, когда впечатления улеглись и осели, стало грустно. А может это ещё потому, что накануне поездки читала детям "Ромашку" Андерсена?

А это – козочка Тука.



Прелестнейшее создание – маленькая, хрупкая, изящная, с янтарными глазами. (Глядя на неё, сразу вспомнила козочку Эсмеральды). Стояла она выше всех своих сестёр-братьев на брёвнышке и держалась по-королевски: не двигаясь, только пожёвывая сладкую травку, бросала на нас высокомерно-скучающий взгляд, снисходительно позволяя гладить и любоваться собою. Красавица! Но какая холодная её красота.

Нагулявшись по зоопарку, отправились играть на детскую площадку и смотреть представление с клоуном и акробатами. Маша была в восторге! Хлопала громче и сильнее всех, за что была приглашена на сцену показывать фокусы.



А потом – сафари! Тут не так важно кого ты видишь, а важно – как! Столько раз видела зебр, но ни разу – так близко. Настолько, что можно рассмотреть всё – цвет глаз, шерстинки на теле. Заглянуть и всмотреться в глаза дикому неприрученному зверю. Хотя прирученность – вопрос спорный. Зебры и антилопы явно не просто так стояли возле машин и заглядывали в них. А страусы..! Прохаживаясь вдоль дороги, они напоминали мне цыган-попрошаек или мальчишек, которые чистят машины. Какие они смешные, до слёз просто! – с их комичными и нелепыми пропорциями: малюсенькая голова с огромными, навыкат-выпученными глазами на длиннющей шее и круглое тело в перьях из которого торчат мощные лысые ноги. Выражение "лица" тоже очень впечатляет. Жаль, не было обезьян, было бы очень весело и интересно!



На последок расскажу о том, кого забыть наверное уже не смогу никогда. Гуляем возле клеток с птицами. Страусы, попугаи, совы... и вдруг – атласная чернота, отливающая синевой и пульсирующая яркость на ней красного, жёлтого и синего! – тукан. Я – залюбовалась. Он – тоже. Сказала ему, что красивее птички ещё не видывала. Он услышал. Спустился на одну веточку. А потом, я говорила и говорила, а он спускался и спускался! И вот, сидит уже совсем близко, так, что вижу его во всей красе, всю его красоту! Не могу перестать говорить. Не могу оторвать своих глаз от его – таких печальных, тёплых, внимательных и понимающих. Милый туки! Сегодня ты мне приснился!

Ярлыки: , , ,

08.08.2007

Средиземное море

Так получилось, что первая наша встреча со Средиземным морем произошла на закате дня, поздним вечером. Я, море до этого видевшая впервые три года назад в Анапе, с большим трудом сдерживаю вырывавшиеся из меня визги счастья, лечу к воде. Трава. Песок. Первые ракушки. Россыпи ракушек под ногами. Вот оно – долгожданное море!!!

И вдруг – ..! едва коснувшись воды, в ужасе отскакиваю назад. Море чёрное, ещё чернее черноты. Сливающееся с небом и вместе с ним проваливающееся в темноту и пустоту, в чёрную бесконечность. И эта чернота – живая. Я ощущаю это каждой клеточкой своего тела. Живое необъятное нечто и – м-ы-с-л-я-щ-е-е.

Стою на самой-самой кромке воды. Волны, как плоские щупальцы, исподтишка накатывают и незаметно, как бы невзначай, тащат туда – вглубь, внутрь. А если ещё дальше зайти, ещё глубже, что будет? – тогда просто собьёт с ног и ... Песок под ногами рассыпается, и я медленно вязну, погружаюсь, ухожу вниз. Ощущение, что даже здесь, на самом берегу нет дна, что оно как в болоте – только засасывает. А если стоять – вот так, не двигаясь, до самого утра – совсем под землю уйдёшь?

И, ещё больше, ощущение тяги – море тянет, тащит, утягивает, уносит. Поглощает. А потом выбрасывает назад. Выплёвывает, забрав жизнь.

Страшно ещё и потому, что каждые несколько метров из воды торчат чёрные флаги. Значит нельзя, значит опасно. Значит подводные течения, воронки, ямы... Ямы! – на каждом шагу мне мерещились эти самые ямы, коварно притаившиеся, спрятанные под безобидными накатами волн.

Мне страшно. Иду, крепко схватив детей за руки, и пытаюсь успокоиться.

В этот момент подбегает Машина подружка, смеясь, хватает её за руку и утаскивает вперёд. У меня подкашиваются ноги. Первая мысль, вернее даже не мысль, а картина (у меня всегда картины), вспыхнувшая в голове со скоростью молнии – там ямы! Маша провалится, её накроет волной и унесёт в море. Чувствую, как холодеют пальцы рук и ног. Где-то рядом слышу свой глухой раскатистый крик.



Вообще я воду люблю, очень люблю, только не такую. Мне по душе гораздо более безобидные озёра, где для того, чтобы не утонуть, достаточно просто уметь плавать, держаться на воде.

А ещё боюсь медуз. Не переношу подобного рода живность, тем более, если таковая находится на близком от меня расстоянии. И когда однажды, купаясь, заметила рядом мирно плескавшийся кусок белой растёкшейся массы – из воды выскочила за две секунды, подпрыгивая, как кенгуру.



Конечно виною всех моих, ставших уже патологическими, страхов являются чрезмерный интерес к водяным происшествиям (потому что для меня самое страшное – это утонуть) и крайняя впечатлительность (что представляю, то – чувствую).

И конечно сейчас к морю уже привыкла и постепенно начинаю наслаждаться им, находясь не только рядом. Но часто думается ещё вот о чём: моя боязнь воды, это крайность, я это прекрасно вижу и понимаю. А вот как люди не замечают другой своей крайности – излишней самоуверенности и не сомневаются в силе и выносливости перед лицом такой мощной стихии? Как правило, несчастные случаи происходят либо на диких пляжах, либо когда спасатели уже заканчивают свой рабочий день, либо ночью. К слову добавлю, что с недавнего времени в Израиле ночных купальщиков стали штрафовать, на 1,700 шекелей ($400)! Кому в конце концов нужна ваша жизнь?!

В последний раз, когда были на пляже, наблюдала такую картину – волны два метра высотой, стоять спокойно невозможно даже у берега, а спасателям не то что с будок, а уже с берега приходится созывать из воды "смельчаков". И как народ валом повалил (дождался!) в море, когда спасатели ушли.

В тот день в море утонули три человека. На нашем пляже, откачивали семерых. Им повезло – все остались живы.

Ярлыки: ,

08.03.2007

Детские забавы

У нас началась весна воздух такой тёплый и душистый! Повсюду цветы распускаются красные, жёлтые, сиреневые, белые каких только нет..! Такое удовольствие быть на улице.



А так всё по-старому, одна и та же рутина каждый день. Самое главное, что все живы-здоровы. Хотя у нас очень весело, звёздная пара Маша-Натан зажигают каждый день. Тут уж ничего не скажешь! Какие только игры не устраиваются..! И караван динозавров, тянущийся из салона в детскую через кухню и спальню..! И игры в домик под столом! И дни рождения с накрытыми столами для сотней мягких игрушек! И катания по всему дому на машинах и лошадях! Игры в школу, с построением парт и одеванием рюкзаков, строительство конструкторного мотора для машины (с обязательным вмонтированием последнего в кузов), и подключение машин, домов, поездов и вообще всего-всего к электричеству с помощью папиных компьютерных проводов..! Ну всего и не перечислить.

А вот пока Маша в школе, Натан играть один не хочет: требует мультик или игру в город на компьютере они с папой там магазины, дома, дороги строят, подключают воду и электричество интересно в общем. Когда город строить заканчивают, Натан остаётся играть один, и с диким неописуемым восторгом напускает туда смерчей, вулканов, наводнений и землетрясений! Вот так.

Мальчики есть мальчики, Маша на такое не способна. Она замечательно играет с Эски и даже губки салфеточкой вытирает от молочка. Но тоже всякое бывает недавно оставила их, а она обложила Эскарину своими любимыми мягкими игрушками, среди которых был ужаснейший старючий кот (подаренный Маше одноклассником и поэтому особенно ценный), сделан он из настоящей кроличьей шерсти. Так вот этот огромный кот повалился на Эскарину и она бедняга безуспешно пыталась высвободиться!



С Натаном не оставляю ни на минуту! Он и прыгать любит на кровати рядом с Эскариной, и поднять её пытается, обхватив за живот, и в глазах и в ушах поковырять пальцем не прочь. Но он ей поёт песенку успокоительную "про Искаину" если она плачет, и всегда всем напоминает, что нельзя шуметь, "потому что малышка Искаиночка спит".

Эски растёт очень хорошо, весит сейчас 6 кг и своим телосложением очень напоминает упитанных амурчиков с барочных картин.



Вот так весело мы живём. Жду не дождусь когда же купальный сезон начнётся, очень на море хочется!

Ярлыки: ,

07.10.2006

Мы дома!

В Израиле сейчас осень, но для меня это русское лето – прилетели птицы перелётные такие красивые, ласточки под окном щебечут, деревья цветут, дождички, ветерок прохладный..! Переехали наконец-то домой. Живём в Ришон ле Ционе, это на самом западе Израиля, прямо у моря и 15 минут на машине от Тель-Авива.



Машенька ходит в школу искусств и языков, называется "Мерхавим" по-русски "Просторы". Она умничка, иврит начала учить пару месяцев назад, и в классе нет больше русскоговорящих, но по математике и английскому самая первая. Школа потрясающая просто! Отношения здесь между учителями и детьми тёплые, открытые. Никто не ругает за опоздания, ты заходишь в класс – с тобой здороваются, усаживают ребёнка и продолжают урок. Я даже нервничать перестала, когда мы опаздываем. Дети называют учителя просто по имени и обращаются на "ты" (впрочем, другого выбора у них нет). Никакого чистописания и снижения оценок за грязные помарки и исправления. Для меня это всё новое. Я помню, как дико боялась ошибочку сделать в тетрадке, как много раз тренировалась в черновике, а потом переписывала начисто... Дикий ужас, а как переживала при этом..! Зачем спрашивается?



Здесь детки пишут карандашами, если что не получается – просто стирают и пишут заново. Не выводят буквы и цифры так, что бы идеальные были – главное, чтобы понятно и правильно. Первую неделю тестировали деток – давали довольно сложные разнообразные задания, а потом, когда способности и предпочтения были проверены – под каждого (!) купили набор учебников и класс разделили на группы. Маша по английскому и математике в первой. Сам класс огромный – больше 100 кв метров, разделён перегородками на маленькие комнатки. Там и библиотека, и две игровые комнаты (одна – с машинами, конструктором, роботами, другая – с куклами и колясками, понятно, какая для кого), и компьютерный класс, и класс для занятий с партами и доской, и зал с ковриками – дети приходят и усаживаются прямо на пол, слушают какую-нибудь историю или сказку – так начинается учебный день.



Урок длится 15 мин, потом 5 мин перерыв – для рисования, наклеивания и т. п. (Маша каждый день стопку рисунков и поделок приносит домой). Из таких маленьких 15 минутных уроков состоит один большой, который в общем длится полтора часа. Потом 15 мин перекус и пол часа бега, веселья и игр на площадке (таких перерыва два), которая находится прямо под окнами класса. Пятница короткий день, а воскресенье – первый день недели, я сначала никак привыкнуть не могла, о сих пор у меня во вторник среда уже. А ещё они постоянно ездят на экскурсии и концерты. На этой неделе два раза были в театре. В общем, мы все очень довольны!

Натан пока в сад не ходит. Планируем зимой-весной отдать, ведь на будущий год обязательно ходить надо (в Израиле предшкольный сад обязателен), а без подготовки трудно ему там будет. Да и вообще надо в сад идти уже – учиться общаться с другими детьми без помощи родителей и оставаться самому. Маша первое время очень переживала, когда мы уходили и оставляли её в школе. До сих пор спрашивает: "Вы в пол второго за мной придёте, да?"

Натан завис на мультике "Тачки"..! Смотрит обязательно после дневного сна по чуть-чуть. И непременно с тачками в руках! Ещё на улице с диким восторгом заглядывает в каждую проезжающую мимо коляску и показывает на малышей: "Мама, смотри, там малыш!!!" А Машенька мне обязательно помогать собирается с малышом, и когда я спросила её, как же она это будет делать, сказала, что будет обнимать!



Ещё у нас новость большая – Натан получил гражданство! Теперь у него двойное русско-израильское! Мы с Машей в феврале получим статус временного жителя.

Очень скучаю по мамочке... Вообще сейчас особенно остро ощущаю, что все далеко. Раньше можно было запросто и позвонить, и приехать и встретиться, а сейчас это горааааздо сложней...

Пузик мой растёт, чувствую себя замечательно. Пока там Киндерсюрприз, надеюсь, что он соизволит показаться на ближайшем УЗИ и тогда мы сможем знать мальчик там или девочка. Лёша и Натан пребывают в полной уверенности, что там девочка. А Машенька, не так уверена, но очень, очень хочет, чтобы это была сестричка. Видимо надоело ей в машинки играть, ласки и нежности в играх захотелось, а не бурных звуков типа тррр, бвжжжж, иииуууубдыж!!!



Хотя, справедливости ради надо сказать, что они чудесно играют вдвоём – и домики игрушечные маленькие строят, у Маши обычно там лошадки и другие животные обитают (но в основном лошадки конечно), а у Натана машины. И палатки-рестораны сооружают. И из конструктора очень строить любят: чего только не придумывают – и корабли летающие (у Маши с кроватями, столами, пирогами, цветами, унитазами, раковинами, у Натана всё просто и по делу), и зоопарки, и машины какие-то невероятные (у Маши как всегда с ажурными заборчиками, цветочками, а у Ляли с щётками для чистки улиц, контейнерами мусорными, фарами, мигалками)! И в куклы вместе играют, Маша наряжает и катает на единороге, а Натан ботинки разные любит им примерять. Ну, всего не перечислить..! Молодцы они у нас! А как обнимаются – сплошное любование и умиление для нас с Лёшей!

Ярлыки: , ,

11.08.2006

Жизнь в Израиле с первого взгляда

Мы в Израиле!!!

Собрались и уехали очень быстро, даже сами не ожидали, что так получится.

Вещи стали собирать за несколько дней до отлёта, так как до самого последнего момента не знали – едем или нет. Поэтому про сборы вспоминать страшно даже сейчас..! Сначала всё паковалось тщательно и аккуратно, потом просто паковалось, а ночь перед полётом я вообще не спала.., рассовывала по коробкам и чемоданам наше добро, на которое смотреть уже просто не могла... И это при том, что целую машину вещей накануне увезла мама и примерно столько же решили просто оставить в квартире.

За всё это время успели сделать несколько важных дел – побывать в гостях у родственников, подать документы на изменение статуса, снять квартиру и, к сожалению, только разок покупаться в море.

Самым трудным оказалось снять квартиру. Во-первых, нам больше часа ехать до того города, где мы будем жить и мы просто умотались ездить туда-сюда. Город называется Ришон ле Цион, он находится прямо у моря, в 15-20 минутах езды на машине от Тель-Авива. Ещё плюс в том, что далеко от всех границ с арабами – от севера, юга и востока. Во-вторых, заселение происходит не сразу, мы например домой поедем только после первого сентября, а были варианты и в октябре и даже в декабре..! А в третьих, хозяева квартиры делали СТОЛЬКО проверок (документы, доходы – от куда, сколько, их надёжность и стабильность, проверяли гражданский статус – и так далее и так далее..!), требовали различные банковские гарантии (на тот случай если в квартире будут поломки и Лёша не сможет оплатить; если Лёша вообще не сможет платить по какой-то причине), хозяйка требовала даже, что бы у нас в квартире не было ни одной большой коробки..! Такой район, такие люди там живут. Были квартиры попроще, не в таком элитном месте, там конечно всё гораздо проще. Но мы очень довольны, ждём не дождёмся заселения, я даже дни считаю! И конечно я (как всегда!!!) горжусь Лёшей. Что он смог договориться с такими требовательными людьми, показать себя очень достойно, и при этом снять квартиру на очень выгодных для нас условиях. Изначально она стоила 800, когда мы снимали 780, а когда уже сняли – 750! Как раз та сумма, которую мы планировали платить. После Москвы это просто смешно! Там мы платили 1250, за три комнаты со старым русским ремонтом (много чего самим устанавливать и чинить пришлось), и за несколько станций от центра (хотя для нас это было плюсом). А эта квартира находится в новой части города, прямо в центре, здесь очень чисто, тихо и зелено; домики светлые, очень красивые, на каждом шагу детские площадки, садик для Натана прямо через дорогу, а школа для Машеньки в пяти минутах ходьбы. Квартира большая, четырёхкомнатная. В салоне огромное окно, во всю стену, выходящее на балкон. Про балкон скажу только, что детям там можно на велосипеде кататься! В каждой комнате кондиционер, но в остальном квартира абсолютно пустая, даже плиты и холодильника нет. Стены без обоев, просто покрашены и каменный пол – а это значит, что если дети будут бегать после 23.00 (а у нас такое часто случается), то это соседям мешать не будет. Ах! Скорей бы сентябрь, так домой хочется!

Я по-началу очень хотела домик, что бы садик для детей был. Сейчас живём в таком. Мы остановились у Лёшиного брата, в Беер Шеве, это на юге, далеко от севера, но не так далеко (как хотелось бы) от Газы... Домик небольшой, мы вчетвером спим в одной маленькой комнатке, но поскольку Паша всё время в разъездах, то пока его нет, Машенька живёт в его комнате и нам так немного легче. Возле дома площадка и маленький кусочек земли, на котором растёт пальма и гранат. Дети всё время проводят на улице, кушают там, играют. На площадку ходим только вечером, потому что в 10.00 уже палит, дети вялые ходят-бродят и ни во что играть играть не хотят. Я сначала так радовалась, что мы в доме, с зеленью и площадкой, а теперь хочу поскорей в квартиру.. Хорошо иметь дом, где вокруг большая территория, которая отделяет и звукоизолирует соседей :) У меня такое ощущение, что мы и соседи живём в одном большом общем доме, где все постоянно друг у друга на виду. Соседи и слева и справа – бухарские евреи, очень шумные, постоянно ругаются и кричат друг на друга. Я невольно нахожусь в курсе всех их семейных событий и проблем, и конечно уже очень устала от постоянных криков, да и от того, что сама постоянно тоже у них на виду. Потом здесь, на мой взгляд, большая проблема с кошками. Во-первых, их очень много (Натан в Москве гонял стаи голубей, а здесь гоняет стаи кошек), а во-вторых, они очень наглые. Постоянно забираются во двор, в детский домик, в наш дом. Пару дней назад вытащила из под кровати котёнка, а потом кучку... Вот мне жить в доме и разонравилось.

Все меня спрашивают про жару, как я переношу её. Но если честно, хоть мы и приехали в самый жаркий период, я не ощущаю такой ужасной жары, от которой изнываешь и не знаешь куда деться. В Москве, в квартире было очень душно и жарко, когда температура поднималась к отметке 30. Сейчас мы на юге, вокруг пустыни и поэтому ночью температура опускается осень низко, ну относительно конечно :) и постоянно дует прохладный приятный ветерок. Так что если не ходить днём под солнцем, то всё просто прекрасно, я даже кондиционер не включаю. А потом я так долго мёрзла и ждала тепла в России, что теперь просто наслаждаюсь и не могу насладиться солнышком!

Мы находимся далеко от севера, где сейчас идёт война. Так же как и это было в Москве, о происходящих событиях узнаю только из новостей и наша жизнь идёт своим обычным чередом. Но ощущения конечно другие.. Хоть мы и далеко от этого кошмара, но иногда становится страшно просто до жути, потому что понимаешь что вокруг арабские страны и для живущих там людей уничтожать евреев – святой долг. Живёшь себе, живёшь, а потом вспоминаешь, что идёт настоящая война, где каждый день гибнут люди, и такое ощущение, что ты просыпаешься в какой-то кошмар... Я стараюсь не думать об этом. Только плачу, когда по телевизору показывают погибших солдат.. Они все мальчишки 19-20 летние.. Война конечно закончится, но вражда и стремление уничтожать еврейский народ – нет...

Мне здесь очень хорошо, я расслаблена и чувствую, что нахожусь в своей естественной среде. Наверное это потому что Лёша мне столько и с такой любовью рассказывал об Израиле, и так мы хотели уехать из России, и наверное ещё потому, что многое мне напоминает здесь Узбекистан, я там родилась и в течении многих лет ездила отдыхать туда. Поэтому поначалу было такое ощущение, что я приехала на летние каникулы – бездельничать, греться на солнышке и есть фрукты – вот и состояние соответствующее!

Детей здесь много. Машенька постоянно в компании подружек, они сами заходят в дом, без приглашения. Я однажды чем-то занималась на кухне, вдруг поворачиваю голову и вижу - стоит девочка и улыбается! У Машеньки появилась даже одна постоянная подруга. Они каждый день ходят друг к другу в гости, кушают вместе, скучают когда не видятся и пишут друг другу записки. Натан стал очень разговорчивым, запросто общается как с детьми, так и со взрослыми. Ещё дети балдеют от песка, он здесь мягкий, приятный, плавают в нём, закапываются и просто валяются!

У Лёши здесь много друзей и родственников, поэтому постоянно ездим в гости к кому-нибудь. Я отвыкла от этого, ведь за последние шесть лет в гостях бывала очень-очень редко, а здесь даже отдохнуть не успеваю. :)

В магазинах покупаем продукты местного производства, они не дорогие и отличного качества. Цены на фрукты и овощи, по сравнению с московскими, просто смешные! Дорого здесь стоят книги и косметика, на одежду (как и на продукты) постоянно какие-нибудь скидки и спецпредложения. Когда первый раз пришли в ресторан, я была просто в шоке, потому что заказав салат, получила не просто большую, а огромнейшую порцию. Я до сих пор так и говорю – "тазик салата", "тазик пасты" и так далее :)То же самое с шампунями, бальзамами, гелями и т.д. - каждый раз роняю, когда пользуюсь. Ну не привыкла я к двухлитровым банкам, выскальзывают всё время из рук! Всё здесь большое - порции в ресторане, шампуни, бананы, тараканы..!

Ярлыки: , ,


-->

Подпишитесь на каналы
Сообщения [Atom]