Непутёвые заметки

25.03.2008

"12"

Прекрасный фильм. Мастерски, профессионально сделан. Искусно выстроена форма, с драматичным и напряжённым развитием, с экспрессивными сольными эпизодами, эпизодами-воспоминаниями, с горькой философской развязкой. Великолепный ансамбль актёров, игра которых доставила огромное наслаждение. Объёмные, живые и сложные образы. Они развиваются, ярко и глубоко раскрываются через поворотные, переломные моменты их внутренней жизни. Но даже не это главное, а то, что фильму поверила, в нём – жизнь. Живые души. Настоящие человеческие жизни.

Как понимаем мир? – чаще всего через призму своего "я". Но:

Даже самый духовный и самый образованный человек видит мир и себя самого всегда сквозь очки очень наивных, упрощающих, лживых формул – и особенно себя самого.

Это редчайший дар и сила души – умение верить и видеть сквозь внешнее в глубь, в суть. Человеку, не обладающему этим даром, нужен толчок, нужна встряска. Один за другим, герои фильма, вдруг столкнувшись с чем-то, что разбивает их привычные и удобные стереотипы, начинают думать, вспоминать и – через свой жизненный опыт, через свою боль – осмысливают реальность, и эту реальность принимают, изменяя своё отношение к ней. Долгий, тяжёлый путь. Кому-то голос "не виновен" дался легко, кому-то стоило это напряжения и усилий, кто-то метался из стороны в сторону, прежде чем принять окончательное решение. И это не было простым голосованием. Это было противостоянием двух движущих сил – Гармаша и Маковецкого. Маковецкий дал этот толчок, а Гармаш тормозил его. Он истово, до последнего – переубеждал, провоцировал, оскорблял и спорил. Сначала – с Гафтом, потом – с Ефремовым, Газаровым, а как со Стояновым, и всю дорогу с Маковецким. Это была настоящая борьба. Он сметал с пути все попытки остальных героев фильма вдуматься и пересмотреть установку – оглушающую, разлагающую их мозг. Какую?

А что тут думать? И так всё ясно!

Эти слова, сказанные Гармашем ещё в самом начале фильма и потом неоднократно повторяемые – вонзились в память. Потрясли. Из всего фильма красной строкой (как SOS!) пульсируют. Это не просто слова – это образ жизни, трафарет, по которому живём на полном автомате.

Всмотримся в этого человека. Внешне – всё хорошо. Ну развёлся, ну пил – да с кем не бывает? Нормальный мужик ведь – и работа есть, и дом, и жена, и дети. Внешне – да, как у многих. Но стоит заглянуть глубже и – как у многих... Только после долгой, упорной борьбы, после всех доводов (среди которых единственный – сила! – оказал действие), до него дошла вся жуть, в которой он собственноручно топил своего сына: мокрые простыни, кровь, ремень на шее, состояние полной безнадёги и потерянности, в котором ребёнок уже даже не пытается себя оправдать. Нормальное такое мужское воспитание. А как ещё? Самое страшное – что он себя (себя!) так ни разу и не спросил – по-че-му?

Это отражающий, собирательный образ. Всмотревшись в него, всмотримся в себя – к кому обращается фильм, кому он доказывает невиновность, кого заставляет задуматься? К кому обращён монолог Ефремова, кого невыносимо противно ему видеть с подмостков сцены? Сколько подобных таксистов (в каком угодно обличии) среди нас?

Вместе с героями фильма, режиссёр призывает нас не просто оправдать чеченского мальчишку, а сделать это именно сейчас, в такой больной и сложной ситуации – после войны и Беслана.

Оправдание Гармашем – было победой. Все одиннадцать, хотя нет, правильнее будет сказать десять, голосов стоили этого одного. Доказать невиновность не всем, а через всех – именно ему. Заставить задуматься и увидеть, что не всё так ясно, что думать – жизненно необходимо. Что нет простого разделения, где всегда: чеченец – плохой, русский – хороший; еврей – запутывает, русский – мучается... Не потому русскому плохо, что еврей мозги "пудрит". Причину следует искать в себe. Прожив всю эту историю, в реальности невозможную, но такую настоящую, с каждым из героев пройдя сложный путь внутренней борьбы и освобождения от предвзятостей и стереотипов, именно об этом нам и говорят: хотите, живите и дальше так, хотите выбирайтесь – решать только вам.



И всё равно, к чему пришли пережив, переворошив столько? – ни к чему. "Посидели, потрындели и разошлись". Вот второй итог фильма. На этот раз горький. Человеческая природа берёт верх даже над таким, как Маковецкий. Почему даже? – потому что странно и неожиданно, что сумев докопаться до правды, он не домыслил наперёд важную вещь – что потом? Ведь в случае его спасения "потом" – было. Его не просто вытащили, ему дали новую жизнь. Недоумённо-оправдывающийся вопрос в глазах и разведённые руки – от остальных иного и не ожидала, но (при всём понимании!) странно и больно было видеть этот жест у Маковецкого.

Итог неутешительный. Человеческий фактор, не тот, что из области духовного, а житейский – оказывается решающим: у кого-то фирма, у кого-то девушка, у кого-то пациенты. И всех понять можно. Но страшно... – страшно видеть облегчение и радость, с которым освобождали, понимая, что освобождая – предают на смерть. Страшно, потому что это реальность, от которой не уйдёшь. Да, невозможно помочь, но не потому что с нами что-то невероятное случилось. Нет, случилась просто жизнь – быт, дела, работа, обязанности. Двусторонняя зависимость и связанность – мы от неё и она от нас. А ещё страшно, потому что пишу не "они", а "мы". Даже вглядываться не нужно.



Редкость – человек, который живёт думая, а ещё большая редкость – который знает что такое помощь и который способен на неё. Одно дело, когда можно разово помочь и всё наладится. А если, как в жизни часто и случается, ситуация другая, когда нужна большая самоотдача – себя, времени, сил? Когда приходится брать ответственность на свои плечи за судьбу того, кому помогаешь? За все перемены в ней?

Эпилог фильма даёт урок осмысления и ответственности, урок настоящей помощи – той простой, сердечной, человеческой, когда делишь свой кров с тем, кто оказался на улице. Но остальное – пафос, вера в несбыточное. Главное уже сказано и сделано. Да и после глубочайшего психологизма, после трагических ассоциаций и напряжённейшего часа борьбы, за который из тебя душу вытрясли – мысли о мести просто не было сил воспринимать. К чему они? Не верю, что виновных накажут, а если накажут, то как? Что это будет – очередной боевик? Даже если это произойдёт – это единичный случай, он ничего в глобальном смысле не изменит. Меняться, в первую очередь, нужно нам самим.

Я не раз высказывал мнение, что, вместо того чтобы убаюкивать себя политиканским вопросом «кто виноват», каждый народ и даже каждый отдельный человек должен покопаться в себе самом, понять, насколько он сам, из-за своих собственных ошибок, упущений, дурных привычек, виновен в войне и прочих бедах мира.

Ярлыки: , ,

01.01.2008

Ирония судьбы. Продолжение

Фильм – забавная милая безделушка, подобная тем, о которых забываешь, стоит только отвести взгляд. Но что-то мешает вот так просто взять и забыть. Что же? То, что это не просто фильм, а продолжение. Продолжение фильма, ставшего традицией (уже больше чем тридцатилетней!). Но вышла пародия на продолжение, классика в современной обработке (чего в природе не существует).

И не это горько. А то, что получившаяся пародия – есть наша сегодняшняя правда: поверхностная, нелепая, из ничего в никуда – жизнь в которой жизни нет, сплошная суета.

...некоторые тогда и начинают жить, когда пора кончать. А если тебе это кажется удивительным, я могу удивить тебя еще больше: некоторые кончают жить, так и не начав.


Последняя фраза точно про нас, хотя ей уже несколько тысячелетий от роду (цитата из письма Сенеки). Да, не то продолжение. Но другого быть и не могло, потому что другое мы дать не могли. Не стоит возмущаться и ругать фильм, стоит вдуматься и всмотреться – в нём отражение нашей жизни, нас самих.

Многое в фильме символично. На примитивном, общедоступном уровне. Но один момент запал в душу, для меня он более значителен и символичен чем остальные: Ираклий дарит ребёнку свой телефон. Это ужасно. Ведь его разбить было нужно, а не ребёнку – с верой в Деда Мороза – вручить. Чего нам ожидать от подрастающего поколения?

В том фильме были характеры, в этом их нет. В поступках тех героев была логика, а здесь её вообще нет – ни в чём: ни в сюжете, который за уши притянут, ни в действиях героев, ни в их словах. Неужели так важно было именно в тот момент мчаться за кольцом? Или на крышу лезть? Столько драматизма из ничего.

А там, где пытались сказать о вечном – вышло пафосно и неестественно. Эти фрагменты (монолог Евгения в лифте, например) просто вываливаются из картины. Да и не веришь им, ведь на словах одно, а на деле: жизни мимо, врозь – разве это счастье?

Очень резанули слова Надежды-младшей, брошенные в момент выбора "принца" – "мне всё равно". Как всё равно?! Как из этого "всё равно" могла потом вырасти финальная фраза фильма?

Верю в случайность. Но не хочу верить в такую продуманность – заведомо обманную, холодную, притворскую. С чего началось? – с обмана. Чем закончится? – обманом. Сами себя обманывают. А между обманами – суета. Не понимаю, когда тут можно успеть влюбиться, если даже наедине герои фильма практически не были. Где то совместное одиночество, из которого чувство рождается? В этом не то что логики – реальности (жизни, которой веришь) – нет. Герои этого фильма – не сомневаюсь – расстанутся. Но не герои первого. Ведь всё о чём выше сказано – мелочи. Это можно просто не принимать всерьёз. Самое обидное, горькое, не понимаемое и не принимаемое это то, как обошлись со всей историей любви, с её исходом, таким разрывом – поставив под сомнение весь первый фильм, всю его суть.

К. Эрнст:

Последние несколько лет одной из наших задач стало возвращение россиян в кинозалы.


Чем возвращаете? Чем этот фильм, по большому счёту, лучше американского? О каких ценностях он говорит?

Не потому что мы собираемся увеличить число зрителей картины, просто чтобы большинство россиян сходили. Для многих мотивом пойти в кино является продолжение фильма ...


Вот и получилось продолжение ради продолжения.

Мы решили потеснить американцев. Вернуть соотечественникам такое удовольствие, как кино.


Да уж, потеснили...

Это просто история про другое. Я увидел жуткое качество, синюшные лица... То, что вы скачаете из интернета, отношения к фильму не имеет.

В кинотеатрах мы поставили машинки, которые создают запах.

Вы качайте всё, что хотите. Но это совершенно не тот фильм. В этом фильме много нюансов помимо звука, света, цвета... не обворовывайте себя. Если вы пойдёте в кино, вы поймёте, что я не рекламировал фильм, не обманывал вас, просто кино делается для кино. Все остальные способы использования ущербны. Надо есть свежую и здоровую пищу ...


Согласна. Я за то, чтобы слушать живую музыку в концертном зале, за то, чтобы смотреть фильмы в кинотеатре. Понимаю насколько эти вещи (по многим параметрам) несопоставимые – звучание живой скрипки, например, и пусть даже самая качественная её запись. Но в данном, конкретном случае – чем "обворовывать"? Спецэффектами и прочей бутафорией? Они не спасут, потому что, даже насладившись запахами, объёмным звуком, сочностью цвета – мнение осталось бы таким же. А что, наслаждаясь старыми чёрно-белыми фильмами, мы тоже себя обворовываем? От Яковлева – дрожь по телу в любом его проявлении – и в чёрно-белом и в цветном. И ни запах, ни цвет лица тут никакого значения не имеют. Не это мы помним и любим, не это вызывает восхищение и трепет. Важна суть, а если её нет, то ни к чему и весь этот карнавал.

Фильм с такой нелепой печатью времени: "увековечили" Путина. А реклама... Ругать можно только за подобные цели:

Мы находились с "Билайном" в спонсорских отношениях. Мы предложили войти некоей суммой денег в производство фильма. И они, посмотрев сценарий, согласились. Что касается майонеза "Кальве" – да, это действительно распространенный майонез. Многие люди, заправляя новогодний оливье, пользуются этим майонезом. В мире существует большое количество брендов. Можно стыдливо прятать, чтобы нельзя было прочитать, что это за товар. Но мы сделали это открыто. Кроме этого, если в России кино не будет делаться на реальный экономической основе, никакого нового русского кино не будет.


Геройский поступок. Но это не "открыто". И даже не откровенно... Это кричаще бесстыдно, до полного безобразия. Так неумело, так напичкать фильм рекламой. Закрадывается вопрос – люди какой профессии снимали это кино? И смешно, и грустно, и гнусно... Попытка возродить доброе старое русское кино явно не удалась. А в общем – что хотели, то и получили. Да здравствует новое русское кино!

Ярлыки: ,


-->

Подпишитесь на каналы
Сообщения [Atom]